SHAIKA NINJA: «МУЗЫКАНТЫ УЖЕ ДАВНО УШЛИ ОТ КАНОНОВ И НАХОДЯТСЯ ЗА РАМКАМИ ОПРЕДЕЛЕННОГО СТИЛЯ»

Они играют музыку в «Тракторе», на танцевальных батлах, в барах, клубах и на многих крупных мероприятиях. Артур Файрушин, Михаил Львов и Дмитрий Андрианов в составе «Shaika Ninja» выпустили шесть полноценных релизов. О творческом пути диджеи рассказали в интервью «Topface74.ru».

В вашей группе три диджея. Напрашивается вопрос: зачем сразу три?

Артур: На самом деле сейчас у нас два диджея – я и Миша, а Дима у нас главный заводила, МС, битмейкер.

Миша: Мы – это творческий союз. Бывают ситуации, когда даже Дима может играть музыку – и он тоже диджей. Я могу взять микрофон, и тогда я МС, а Артур может просто стоять и танцевать. Стоит сказать, что «Шайка Ниндзя» – это и не диджеи, и не рэперы, а, так скажем, творческое объединение. Изначально народу было порядком больше, это сейчас костяк из нас троих, но мы даже сами не до конца понимаем, сколько было людей на пике. Смысл нашего творческого союза в том, что мы работаем по разным направления: спортивные, клубные, танцевальные и так далее.

Как зародилось ваше творческое объединение?

Артур: Году в 2008-м нас объединил один человек – Павел Лозгачев – он был из тусовки экстремалов «Банда74», которая в свое время сильно гремела. И вот Паша предложил собраться и назваться «Шайкой Ниндзя». На тот момент у нас только-только начинались вечеринки в клубе «Garage Underground», и мы стали собирать большое количество народу. Причем, собирали по понедельникам, а не по выходным. Потом к нам стали примыкать другие люди, те, кто был близок нам по духу. Тогда мы делали музыку для батлов по брейк-дансу и хип-хопу, а Миша написал много треков для номинации паппинг. Вот так у нас все закрутилось-завертелось.

Миша: … и довертелось.

Сколько человек вы собирали в «Гараже»?

Артур: Стабильно понедельник собирал от шестисот человек. Самый пик был – это тысяча двести человек. По биркам в гардеробе было девятьсот человек, плюс куртки потом так сдавали, на бумажные бирки.

Насколько я знаю, у вас есть еще отдельные проекты?

Миша: У Димы есть собственные треки. Он достаточно крутой артист у нас.

Дима: Если говорить про песни, то да, этим занимаюсь я один. Но парни все равно активно принимают участие, и получается коллективное творчество. У меня вышло два сольных альбома. Что касается последнего трека «Я еще здесь», то парни ничего про него не знали, они узнали уже по факту, хотя обычно они первые, кто слышат какие-то заготовки и дают советы. У меня бывают такие спонтанные штуки, когда ты хочешь что-то выпустить за считанные дни. Правда, очень редко.

Миша, Артур, как вы отреагировали, когда узнали, что у Димы вышел трек?

Артур: Круто! Такой сюрприз.. Дима ничего говорил. Просто никто даже не думал…

Дима:…что Дима еще может!

Артур: хах, да, что Дима еще может. А тут раз! – и сразу готовый продукт.

Миша: Ну я плакал! Плакал от счастья, хах. В это время у Дмитрия был творческий застой. Я его знаю давно, и ему это свойственно. Зато потом его прорывает, и несколько ночей он проводит за музыкой.

Дима: Я, может быть, все-таки соберусь и выпущу какой-нибудь сольный альбом, пусть и маленький. Возможно, даже в этом году. Но это не точно. А вообще нам нужно сделать еще какой-нибудь альбом с «Шайкой», думаю, что пора уже, да, парни?

Миша: Конеечно! Кстати, помимо «Шайки» и помимо сольного Дмитрия, у нас есть еще один проект – «Sinus Medii», мы выпустили два альбома. Он супернепопулярный, то живет, то умирает.

Он схож с тем, что вы делаете с «Шайкой Ниндзя»?

Миша: Там вообще электричество сплошное. Если мы в своей работе за основу берем хип-хоп и фанк, то здесь это прям электронная музыка, более тяжелая и сложная. Это больше наша с Артуром фантазия, зарисовочки.

Артур: Это такой экспериментальный формат. Но, по сути, само написание, сама технология – примерно то же, что и «Шайка Ниндзя», просто более андеграундное звучание, что ли.

Почему бы не ставить такие эксперименты с «Шайкой»?

Миша: Музыка кардинально отличается. Люди, которые знают нас как «Шайку», могут не воспринимать эти эксперименты. Не хотелось бы расстраивать слушателя, потому что совсем разная музыка.

С кем бы вы хотели поработать?

Дима: Хотелось бы поработать со звездами того времени, когда музыка нас удивляла каждый день. Сейчас-то она нам уже немного приелась, артисты не выпускают чего-то уникального и необычного. А я говорю про те времена, когда мы жестко торчали по хип-хопу, с головой. Наверное, нам было бы интересно поработать с родоначальниками жанров. Парни наверняка назвали бы «Run-D.M.C.», Jay-Z — что-то в таком духе. Это было бы, конечно, круто, но если вернуться с небес на землю, то я бы поработал с теми, кто продвигает это в России. Хотя, вот мы же с «Кастой» той же работали, опыт есть.

– Как познакомились с «Кастой»?

Миша: С «Кастой» мы работали над саундтреком к фильму «На Байкал». Режиссер фильма – друг Змея из «Касты». Он попросил группу написать для фильма трек. У «Касты» не было подходящей музыки, именно легкой и фанковой, и тогда им подвернулся один из наших минусов, которые мы регулярно накидывали «Триагрутрике». Они взяли наш минус, и мы совместными усилиями доделали саундтрек.

С кем еще успели поработать?

Дима: Lentos & Dым, Степман…

Миша: «Триагрутрика» – с ними постоянно работаем.

Артур: Fidelle – бывшая артистка лейбла «Black Star». Она родом из Челябинска.

– Совместные выступления с кем-то из звезд были?

Артур: Мы часто выступаем с диджейским сетом перед знаменитыми артистами. Мы выступали на одной сцене с «Бастой», L’One, Noize MC, XZibit, «Кастой» и другими. В основном, это были мероприятия, посвященные хип-хоп культуре.

Сами как-то связаны с танцами?

Артур: Только я. Я десять лет танцевал брейк-данс, достаточно серьезно занимался.

На каких мероприятиях играли?

Миша: Мы играли на международном танцевальном чемпионате «Energy», были резидентами «Больших гонок журнала «Выбирай» – одно из крупнейших в свое время мероприятий по снобордингу. Если говорить об экстремальном спорте, то мы работали с «Ред Буллом», «Адреналин Rush». Это из того, что вспомнил сразу, а так их очень много.

– А бары, клубы?

Миша: Кабачки…

Дима: Чебуречные…

Миша: В барах и клубах тоже играем, но сейчас от ночных играний нас потихоньку судьба отодвигает, поэтому играем мало.

Артур: По выходным, в основном. Больше играем в барах, но иногда, конечно, бываем и в клубах, но это все реже и реже.

Миша: Да и самих клубов все меньше и меньше сейчас.

Артур: Да, клубы умирают. И в Челябинске, и везде.

– Как думаете, с чем это может быть связано?

Миша: Я думаю, это тренд на ламповость. У молодежи сейчас нет запроса на какие-то клубные движения: все либо на «вписках» торчат – по двадцать-тридцать человек на квартире, либо все скромненько пьют крафтовое пиво и едят бургеры в барах. Того рвения, которое было пятнадцать лет назад на клубные движухи, где собирались по пятьсот человек на танцполе и скакали все вместе, уже нет. Есть запрос либо на маленькие движухи с друзьями, где все друг друга знают, либо на гигантские рейвы, концерты. Например, тот же концерт Макса Коржа в Челябинске, где в одном экстазе билась ни одна тысяча человек. К сожалению, времена клубов не просто уходят, а они уже практически ушли, и скоро этого вообще не будет.

– Зависит ли сетлист от конкретного бара, есть ли какие-то специфические требования к музыке?

Миша: Конкретно сейчас каких-то особых запросов нет. Если нас зовут, то люди примерно представляют, в каком формате мы будем работать. Ну и мы, в свою очередь, стараемся не замыкаться в одном стиле: можем в одну пятницу отыграть олдскульный хип-хоп и фанк, а на следующей неделе нас пробьет на трэп. Но все зависит от атмосферы. Если мы видим, что народ готов раскрыться под какую-то жесткую музыку или прямо сейчас душа требует нирваны, почему бы и нет? Все зависит от локации, от людей, которые там тусуются, и даже от времени суток.

Насколько отличается формат танцевальных батлов от того, что вы играете в барах и клубах?

Артур: Кардинально. На батлах своя атмосфера, своя музыка. Причем, музыка для танцоров – это прям очень специфическое направление, такой хип-хоп вы не услышите ни по радио, ни в клубах. Это своя культура, свой мир. То же самое и у тех, кто танцует брейк-данс.

Миша: Одно дело ты в клуб приезжаешь: расслабленный, можно сказать, герой вечеринки. У тебя есть два часа, ты работаешь и счастливый уезжаешь. А батлы, особенно международного уровня – это тысяча участников, и, как правило, диджей отыгрывает по шесть-восемь часов подряд. Тебе уже стоять тяжело, но ты должен быть максимально сконцентрирован: надо успевать менять треки, подбирать их на ходу и так далее. В клубе ты все знаешь наперед: сейчас я поставлю вот этот трек, и часть танцпола будет плакать от счастья. На батлах такого нет: твоя задача – максимально удивлять танцоров и судей, постараться сделать так, чтобы всем было и хорошо, и сложно одновременно.

Артур: Ты как диджей должен четко разделять танцевальные направления и знать, какой стиль играется именно в данном направлении, иначе будет каша: на паппинге играешь брейк-данс, а на хип-хопе – вакинг, хах.

Миша: Если мы говорим про узкий профиль, то инструменталы современного хип-хопа схожи с музыкой для паппинга, а фанк для би-боев сильно пересекается с фанком для локинга, особенно в классическом виде – и вот здесь начинаются сложности. Причем, сложности, в основном, с танцорами, они начинают возмущаться: «Что ты включил?!» Ну тут работает старая схема: диджея позвали – он играет то, что считает нужным, а ваша задача – танцевать. Вот и все.

Успеваете смотреть на танцоров? Может быть, облегчать им в чем-то задачу?

Миша: Я стараюсь всегда делать потяжелее. Смысл батла в том, чтобы танцор прочувствовал музыку, которую он не знает. Диджей на батле ищет именно такие треки: он должен максимально усложнить задачу танцорам в рамках стиля, чтобы танцор попробовал раскрыть новую мелодию в танце. В этом и смысл.

Артур: Тем самым и определяется крутость танцора. Если ты приехал на соревнования, ты должен доказать, что ты крутой. И, если танцор круто выдает под трек, который он не знает, это дорогого стоит.

Что бы вы никогда не стали играть?

Дима: Мои треки.

Миша: Ну, Дима бы свои треки не играл.

Артур: Лютую попсу не стали бы играть.

Миша: Махровую попсу.

Дима: Шансончик.

Миша: А вообще мы любим абсолютно разную музыку и можем соединить, допустим, хип-хоп с роком, фанком или хаусом. Тем более музыка сейчас уже очень многогранна, все ушли от каких-то канонов и давно уже находятся за рамками какого-то определенного стиля.

Насколько длинный путь от идеи до готового трека?

Дима: У нас есть авторские альбомы, которые выпускаются, как правило, для танцоров. А есть просто альбомы ремиксов на какие-то известные композиции. Если говорить про ремиксы, то, как правило, это случается спонтанно. Говоря об этом, почему-то всегда вспоминается трек Аллы Пугачевой – мы на него делали ремикс. Стояли как-то в баре, и во время сведения двух композиций один бит наложился на трек Аллы Пугачевой, и получилось очень интересное звучание. Тогда мы подумали: «О! Надо сделать ремикс вот в таком стиле». Еще бывают композиции, на которые мы целенаправленно делаем ремиксы, допустим, на Басту Раймс. По-разному бывает.

Артур: Предположим, Миша написал какой-то материал: он дает предварительно послушать нам, и мы уже предлагаем, где чего можно добавить и так далее. Дима, например, очень хорошо делает сведение треков – он помогает в этом. Это и есть творческая коллективная работа: каждый из нас делает какой-то свой материал, а уже до ума его доводим все вместе. Одна голова хорошо, а три – еще лучше.

Миша: У нас есть альбом ремиксов «Backstreet Beats», который хоть и нелегально, но продается на Западе. Есть кое-какие ходы-выходы, когда можно переменять буквы, коверкать названия: не Баста Раймс, а «Раста Баймс», например. Все равно же все понимают, о чем идет речь.

А что насчет собственных треков?

Артур: Смысл примерно тот же самый: это бывает и какая-то спонтанная вещь, а бывает и так, что мы целенаправленно задумываем определенную концепцию целого альбома. Например, в альбоме «Mexico» у нас был выдержанный стиль, именно в нем мы весь альбом и писали: брали за основу какой-нибудь мексиканский сэмпл или сами наигрывали какую-то мелодию в мексиканском стиле. Наверное, нет какой-то определенной технологии. Это может прийти ни с того ни с сего среди ночи, а можешь и два года писать один трек и в конце концов выпустить.

Миша: Или не выпустить.

На ваш взгляд, какую музыку сложнее играть: инструментальную или электронную?

Дима: Это в принципе разные направления.

Артур: Везде своя сложность есть.

Артур: Если речь идет о создании музыки, то это, мне кажется, в равной степени сложно, везде есть свои нюансы. Я думаю, все достаточно тяжело делать, если это делать на профессиональном уровне.

Дима: Как правило, музыканты, которые играют живьем – это именно музыканты. А люди, которые делают электронную музыку – это больше технари, где-то, может, даже программисты. У многих музыкальных групп есть звукарь, который им все настраивает, а ребята просто играют и поют, то есть в технические моменты они погружены меньше. А человек, который пишет электронную музыку, больше погружен в «нули и единицы», так скажем.

– Расскажите, как попали в «Трактор»?

Миша: Дмитрий, твой выход! Он всю молодость потратил на хоккей, а теперь тратит ее на «Трактор».

Дима: Да, меня с хоккеем связывает вся моя молодая жизнь. Я учился в хоккейной школе в Магнитогорске и одиннадцать лет играл за свой год в хоккей. В мастерах я не был, но отыграл до выпуска. Я не попал в число тех, кого пригласили играть в молодежную команду, и переехал в Челябинск. Немножко побегал за команду «Политехник» в ЮУрГУ, но потом почему-то решил, что это не мое, уже неинтересно, и вовсе не то, чего я хотел. Я завязал, но жизнь все равно к хоккею вернула. Хоть и не в составе команды хоккеистов, но в составе команды, которая работает на благо болельщиков: у меня есть должность специалиста по продвижению хоккейного клуба «Трактор». Шесть лет назад нас пригласили попробовать поиграть на арене, изначально просто на диджейский сет на несколько игр. Я сразу сказал, что да, надо врываться, надо попробовать. Мы начали экспериментировать, думать, что можно вообще сделать в фойе, ведь «предматчевки» вообще никакой не было.

Миша: Расскажи, как это выглядело.

Дима: Не было вообще ничего. Только пластиковый стол в фойе.

Миша: Красный!

Дима: Нам дали красный пластиковый стол, парни поставили туда свои вертушки, и понеслось!

Миша: И колонку еще.

Дима: Колонка это роскошь уже.

Миша: А нам ее дали! Одну.

Дима: Мы отыграли домашнюю серию, и нам предложили работать дальше. Потом я уже выступал в роли ведущего, а парни были диджеями. К следующему сезону нам поставили сцену: она была чуть поменьше, чем сейчас. С каждым годом становилось все лучше и интереснее, и, по-моему, получилось круто.

Миша: А потом все стало настолько хорошо, что я остался с Димой в фойе, а Артура забрали в «чашу»: теперь он работает непосредственно на самой арене во время матчей.

– Кто разрабатывает программу «предматчевки»?

Миша: Мы сами. А Дмитрий еще пыхтит над всякими розыгрышами и конкурсами.

Сами болеете за «Трактор»?

Артур: Конечно, все.

Миша: Несмотря на то, что сам я не спортсмен, за хоккеем слежу с подросткового возраста: сначала за сборной, а когда переехал в Челябинск, стал болеть за «Трактор». Безусловно, было очень приятно попасть туда и сотрудничать, познакомиться с командой. Помню, нас как-то поверг в шок товарищ Овечкин, когда он приехал сюда на свадьбу к Кузнецову и зашел к нам в «Гараж». Там просто весь клуб плакал, выстроилась километровая очередь.

– Если бы вам предложили выбрать одно место, где бы вам предстояло играть всю жизнь, где бы вы остались?

Дима: «Трактор»!

Миша: Я думаю, что все бы остановились на «Тракторе». Может, в силу возраста, а может, в силу специфики: нас спортивное направление нашей деятельности в данный момент больше всего интересует. Здесь есть, куда расти, где раскрываться. Мы активно пишем музыку спортивного плана: это отбивки на матчи, треки на интро, переосмысление классических хоккейных мелодий на современный лад. Артур вот отдельно занимается с музыкантами.

Артур, как проходит работа с музыкантами?

Артур: Мы сотрудничаем с музыкантами, которые выступают у нас на арене: в данный момент это достаточно известная кавер-группа в Челябинске «Макинтош». Мы собираемся на студии и прописываем какие-то отбивки. Из последних – это классический хоккейный орган: барабанщики прям под нее прописывали барабанную партию. Сейчас в работе трек «Шайбу-шайбу, «Трактор» – там тоже живые инструменты: барабанная партия, две гитары – это все мы уже прописали, сейчас будем добивать вокал.

Как думаете, почему большинство диджеев мужчины?

Дима: Наверное, потому что мужчины слушают музыку не только ушами, но и другими частями тела, хах. Я имею в виду, что они пытаются вникнуть еще головой в то, как это сделано, как это написано, разложить все по кирпичикам. А девушки, наверное, больше меломанки: они слушают музыку, чтобы потанцевать, отдохнуть, повеселиться. Хотя, сейчас среди диджеев немалое количество девушек.

Миша: Сейчас уже да.

Артур: Сейчас это тренд уже.

Дима: Та же Бузова – она тоже диджей. Тем более сейчас диджеем стать намного проще: и оборудование позволяет, и софт. Раньше для того, чтобы стать диджеем, надо было заморочиться: заказать пластинку, купить виниловый проигрыватель… Зачем девушке этим заниматься, когда можно потратить время и деньги на что-то более важное для нее? На прическу, маникюр, макияж и так далее.

Когда вы начинали, сложно ли было стать диджеем?

Миша: Профессионально мы начали этим заниматься лет пятнадцать назад, а тогда в Челябинске только-только появился интернет. Играли мы сугубо на виниле, а кто-то только начинал использовать компакт-диски. Нужно было потратить большие деньги на покупку оборудования, каждая пластинка на тот период стоила от трехсот рублей. Для сравнения: сейчас они стоят около двух тысяч каждая. Нужно было потратить много здоровья и времени, чтобы научиться. Раньше все было намного сложнее.

Как учились, если интернета толком не было?

Миша: У нас были видеокассеты, мы смотрели диджейские соревнования. У нас были наставники – тот же DJ Wide из Екатеринбурга. Мы накупили пластинок, оборудования и дни напролет учились играть. Все пришло со временем.

У вас были откровенно провальные выступления?

Миша: Я бы сказал не «провальное выступление», а «самое неудачное совпадение места и времени». Были случаи, когда нас звали играть в другие города, но организаторы не понимали, что это не формат их города. Мы приезжали в небольшие города нашей области, и приходили человек двадцать, но они явно не хотели слушать, что мы играем, они хотели чего-нибудь попроще.

Артур: А попроще не было.

Миша: Во времена, когда мы играли только на пластинках, даже если захочешь, не сможешь записать, что хотят другие. Ничего страшного, конечно, не происходило: просто народ оставался недовольным. Тут вопрос, наверное, не в нашем провале, а в адекватности организаторов, которые закатили этот праздник жизни.

Сейчас бывают такие ситуации?

Миша: Нет. Это лет десять назад такое было, когда периферийные города сильно отличались, к примеру, от того же Челябинска, а Челябинск отличался от Москвы. Сейчас уже более-менее молодежь везде подтянулась, и все готовы к чему-то новому.

Какое выступление вы можете назвать самым ярким?

Миша: Наверное, «Большие гонки журнала «Выбирай», в году 2010-м под Магнитогорском. Собралось очень много народу, около десяти тысяч человек, и нас поставили отыграть перед Нойзом МС, а тогда он был просто на диком пике. Его выход на сцену затянулся, а мы подмерзли и немного согрелись коньячком. И как-то душа развернулась, и мы начали играть рок: «Guano Apes», «Nirvana», «The Prodigy» – все это мы замешали в лютый коктейль. Народ тоже хотел эмоций, было достаточно морозно, и уже буквально через несколько минут скакали все десять тысяч человек. Складывалось впечатление, что все пришли не на Нойза, а на нас, и вот он – наш пик. Слэм, сумасшедшая энергетика – это было невероятно.

Артур: При том, что было двадцать градусов мороза.

Миша: Я бы никогда не подумал, что, играя неспецифичную музыку, да еще и на таком морозе, будет такая феерия.

Чувствуете конкуренцию в Челябинске и на Урале?

Артур: Конечно. Мне кажется, в данный момент очень жесткая конкуренция в музыке, потому что сейчас контента музыкального настолько много, что, наверное, каждые пять минут в сеть выкладывается свыше миллиона треков разных стилей и направлений. И все вроде делают круто, качественно, но не факт, что выстрелишь именно ты. Но некоторых это не пугает, они верят, что рано или поздно каждый добьется своего.

Текст: Анна Беликова

Фото и видео из личного архива «Shaika Ninja»

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *